Марина (marinaskaz) wrote,
Марина
marinaskaz

Categories:

Софья Прокофьева. На старом чердаке. Гл.4

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

Глава 3


Глава 4

НАДО ЕЩЕ ПОДУМАТЬ, О ЧЕМ ВРАТЬ

Сашка шел по двору и ничего не видел вокруг себя. Он бы мог сейчас налететь на скамейку, на забор, свалиться в яму. Если бы с неба сейчас грянул гром, он бы его просто не услышал.

Вокруг Сашки плескалось бурное море возможностей.

«Первое дело легковушку. «Волгу» или «Москвича» на крайний случай...— прикидывал Сашка. Нет, это, пожалуй, не выйдет. Во-первых, никто не поверит, что она у меня есть. А если поверят, все равно, народ приставучий и привяжут­ся: «Откуда»? Ну ладно, тогда деньги. Много. Мешок. Ска­жу — клад нашел. Тут уж никто не подкопается. Само со­бой шоколад и мороженое — это уж ящиками. У мамы день рождения. Узнаю, чего ей хочется, и навру. Папе тоже что-нибудь навру. Хорошее...»

Тут Сашка споткнулся обо что-то и как будто проснулся. Он стоял обеими ногами в луже.

Конечно, лучше всего рассказать обо всем маме и даль­ше уже врать всем вместе. Всей семьей. Это было про­сто замечательно. Но ведь с мамой каши не сваришь. Она, конечно, огорчится, будет умолять не врать, Волшебную ^энциклопедию сдадут в районную библиотеку, и все будет

Сашка снова задумчиво зашлепал по лужам, то-то мучило его во всем этом, что-то получалось не так хорошо и складно, как бы ему хотелось. Наверно, потому, что теперь у него была тайна. И теперь придется скрывать от мамы не какую-нибудь ерунду, разбитое там окно или драный локоть, а то, что стало отныне самым главным в его жизни — Волшебство.

И поэтому выходило, что папа и мама теперь вроде как лишние в его жизни и даже мешают.

«Мало ли что вранье. Вранье — оно тоже разное. Буду врать только про хорошее... — утешал себя Сашка. — Буду, как добрый волшебник...»

Конечно, можно наврать, что Борька поглупел. Пусть станет дурак дураком. Но Сашка этого не сделает. Он луч­ше наврет кому-нибудь, что Катя обещала его поцеловать. Он подойдет к ней, когда она будет совсем одна, и скажет так небрежно: «Если не ошибаюсь, ты мне что-то обещала?» Тут уж Кате не отвертеться. Или вообще наврет, что Катя его любит. Пускай любит, жалко, что ли.

Сашка не выдержал и захохотал. И тут же получил в ухо.

Перед ним стоял Гришка.

Гришка был всего-то на каких-нибудь два обыкновен­ных года старше Сашки. Но это был Гришка, и его знали все на много кварталов кругом.

Про него ходили самые невероятные слухи: что он бреет­ся, что он курит, что его лучший друг сидит в тюрьме за ограбление ларька с газировкой. Вокруг него было всегда мертвое пространство на длину вытянутой руки — он мог двинуть кулаком каждого.

Отца и матери у Гришки что-то не было видно. Навер­ное, они удрали от него, как только он родился.

Гришку воспитывала тетка, та самая, которую боялся весь двор, — зубной врач Петрова. И на Гришке лежала от­талкивающая и пугающая слава его тетки. Тетка его была как судьба. Она принимала и на дому, и в поликлинике, и поэтому рано или поздно всех приволакивали к ней на прием. Гришка вырос под скрежет бормашины, наверно, по­му он и стал таким. Он на все вокруг смотрел со злобой, тоской и отвращением.

Сашка согнулся и прикрыл рукой лицо. Но не успел. Он получил второй удар прямо в зубы.

-- Ты чего? Я к тебе лез, да? — с трудом выговорил Сашка эти вечные слова, которые всегда говорит в драке слабый.

Гришка повернулся и лениво зашагал к дому. Даже со спины было видно, что ему все на свете противно.

Сашка попробовал губу языком и пальцами. Губа взду­валась все больше и больше. Как будто под ней работал вулкан. Но Сашка тут же забыл о ней. Он вышел со дво­ра, и ноги сами повели его знакомым путем — во двор к Кате.

Он еще из-за забора увидел их обоих. Катю и Борьку. Они сидели на рябой, облезлой за зиму скамейке.

«На кой они нужны, эти скамейки? — вдруг со злобой подумал Сашка. — Свезти их со всего города куда-нибудь на свалку, и сжечь».

Катя и Борька сидели далеко друг от друга, на раз­ных концах скамейки, но перед ними на сухом местечке стояли их портфели, рядышком, прислонившись друг к другу.

Это почему-то показалось Сашке отвратительным, и, подходя к ним, он отшвырнул ногой Борькин портфель.

Ну ты, полегче... — сказал Борька, как всегда накло­няя голову набок. Это она у него, наверно, от ума набок све­шивалась.

Что это у тебя с губой? — спросила Катя.

Черная с блеском челка падала Кате на самые глаза, и она, чуть выпятив нижнюю губу, ловко сдувала ее в сто­рону.

За Гришку зацепился, — небрежно ответил Сашка и сплюнул.

Катя усмехнулась и посмотрела на Сашку своими свет­лыми взрослыми глазами. Она в упор смотрела на его раз­битую губу. Рассматривала ее. Будто в Сашке ничего дру­гого интересного не было.

Ха-ха-ха! — не засмеялся, а закричал Сашка. Ему совсем не было смешно. — А ты видела, что я с ним сделал? Отбивную котлету, компот! Он так! А я ему так! Он так! А я ему в нос!

Сашка прыгал и размахивал кулаками. Насмешка а глазах у Катьки угасла. Теперь она смотрела на него по-другому, внимательно и даже с интересом.

- А правда, мальчики, чего он задирается? Пройти нельзя. Вчера мою Лельку-дуру в лужу пихнул.

- Теперь не попихается, - пообещал Сашка.

- А не врешь? — спросила Катя.

- Очень надо. Не веришь - спроси у его тетки. Она из окна все видела. Как выскочит, даже пальто не надела, и прямо на меня. А я от нее. А она за мной. Думал, на куски разорвет.

- Точно. Она такая, — убежденно сказала Катя.

- «Разбойник! — закричал Сашка тонким голосом, изо­бражая Гришкину тетку. — Мальчику моему, Гришеньке, нос разбил! Все равно изловлю!»

Из-под скамейки на брюхе выполз Борькин пес, черный пудель Рекс, и с отвращением посмотрел на Сашку мудры­ми, слезящимися глазами.

- Умный, — сказал Борька и погладил Рекса. — Поум­ней многих двуногих.

«Намекает, — обозлился Сашка. — Сам умный, так ему еще умную собаку подавай».

Катя, пошли на реку, — лениво сказал Борька, — го­
ворят, церквушку на том берегу затопило.

Это было для него хоть бы что — позвать Катю на реку.

Сашке, конечно, он и не подумал предложить пойти с ними.

Сашка представил себе, как Борька и Катя идут по набережной. Рядом. А набережная такая длинная. Они будут весь день ходить. А потом на набережной зажгутся фонари. Они зажгутся длинной-длинной светлой цепочкой, которой тоже не будет конца. Нет, он не мог этого допустить.

- Ничего там уже нет, - соврал Сашка. – Я был на реке сегодня. Сошла вода.

- Когда это ты успел? Ты же в школе был? – сощурилась Катя.

- Значит, успел, - загадочно сказал Сашка.

- Я же предлагал вчера, - сказал Борька. – Но у вас, мадам, не было настроения.

- Подумаешь, каждую весну половодье.

Катя нагнулась и стала гладить голову Рекса, пригибая ее книзу.

- Умираю, собаку хочу, — сказала она. — Дома всем жизнь отравила. Когда я начинаю говорить о собаке, все просто уши затыкают. Мне нравится, когда идет девчонка, а на поводке собака. Только не малявка какая-нибудь, а большая псина. Красиво.

- Дама с собачкой, — усмехнулся Борька.

- Но мама пока предлагает кошку, вздохнула Катя.

- А ты попроси лошадь, — посоветовал Борька. — И те­бе купят собаку.

Катя негромко рассмеялась, искоса посмотрела на Борьку.

Нет, у них была своя жизнь. Как будто невидимая стена стояла между ними и Сашкой. Они находились по одну сто­рону, а Сашка по другую. И он больно ощущал это.

- Подумаешь, кошки, собаки! — захохотал Сашка, ста­раясь разрушить эту стену словами, хохотом, развязными движениями. — А у меня дома медведи, обезьяны... попу­гаи! Вот!

- Врешь, — не очень уверенно сказала Катя.

- А вот и нет, — Сашка шел напролом. Назад пути уже не было. — У меня дядя укротитель. Он по всему Союзу ез­дит. А сейчас к нам приехал.

- Со всеми зверями? И прямо к вам? — в притворном ужасе вытаращил глаза Борька.

- Много ты знаешь. В цирке места нет. Карантин ка­кой-то. У всех зверей температура. Коклюш звериный, что ли. Ну, почем я знаю. Болезнь какая-то объявилась новая. Вот он и к нам.

Одного он добился. Катины глаза были прикованы к нему. Жадно, с интересом, И он не мог упустить эти глаза.

- А еще он мне привез в подарок двустволку настоя­щую! — захлебывался Сашка. Он словно летел куда-то. - И патроны... И патронташ. Она у нас на стенке висит. Заряженная. Настреляемся теперь. Вволю... сколько хочешь… А еще… А еще у нас дома...

Сашка мучительно напрягся, но все равно ничего не мог так быстро придумать.

- А еще!.. Вот такой большой... С ушами... С мотором... Придешь, сама увидишь.

Перед глазами Сашки, застилая все небо, пролетел дири­жабль похожий на огромный серебряный огурец. Высоко подпрыгивая, проскакал кенгуру, пронеслась пушка, изры­тая огонь.

- Миномет... Самолет... Кенгурет... — задыхаясь, вы­крикивал Сашка.

- Заврался, — вдруг трезво сказал Борька. — Так-та­ки миномет? Признайся, что атомная пушка.

- И не заврался, — закричал Сашка. — Мой дядя...
И тут он увидел своего папу.

Папа шел по улице очень быстро, деловито, не глядя по сторонам.

- Я мигом... — сказал Сашка и побежал за папой. Вообще-то сейчас папа был ему совершенно ни к чему.

Просто он хотел выгадать время и придумать, что бы такое соврать поинтересней.

Сашка догнал папу и придержал его за рукав.

- Ты куда? — спросил Сашка. — А дядя Сема?

- Неприятности... — рассеянно сказал папа. Он не за­медлил шага.

Сашке пришлось почти бежать с ним рядом, чтобы не выпустить его рукав. При слове «неприятности» сердце Сашки странно и нехорошо екнуло.

Что-то знакомое было в этом слове, но что, Сашка сейчас не мог вспомнить.

- «Степан Разин» куда-то подевался. Вышел с базы и пропал. Черт те знает, где его носит. Час назад должен был быть в порту на погрузке, — сказал папа как-то не Сашке, а самому себе.

Из-за угла, переваливаясь, выехало такси, обдавая тротуар плоскими веерами брызг.

Такси окатило старушку в длинном пальто и маленькую девочку в розовом капоре. Девочка обрадовалась и засмеялась. А старушка что-то сердито закричала шоферу, грозя маленьким кулачком, желтым, как лимон.

- Такси! Такси! — как сумасшедший закричал папа и бросился через улицу прямо по лужам, размахивая портфелем.

Старушка перестала сердиться и тоже засмеялась.

Сашке все это ужасно не понравилось.

И что его папа бежит прямо по лужам и обрызгал сза­ди серые брюки грязными кляксами и что над ним все смеются.

Резко хлопнула дверца такси. Папа даже не оглянулся. Такси укатило.

Неприятности... У папы неприятности...

Ох! Да ведь это он сам наврал их папе. Когда еще с Ан­ной Семеновной говорил. Но ведь он же тогда не знал, что его вранье волшебное. Он просто так соврал. А может, ничего такого? Ну, опоздал немного «Степан Разин». По­думаешь. Река разлилась. Может, от этого путь удли­нился?

Сашка медленно побрел назад.

На скамейке никого не было. Это была самая пустая ска­мейка на свете. Просто необитаемая скамейка. Как будто на ней никто никогда не сидел, ни один человек.

Кати с Борькой и след простыл. Словно сквозь землю провалились вместе. Не было и портфелей. В грязи видне­лись две пары следов, рядом цепочкой мелкие, собачьи. Сле­ды доходили до сухой асфальтовой дорожки и там пропа­дали.

Сашка бегом пустился по дорожке, обогнул дом. Нико­го. Пустыня.

Добежал до Борькиного дома. И там никого.

Вернулся назад. Во дворе гуляла никому не нужная Лелька. Увидев Сашку, для безопасности зашла на самую середину лужи, где поглубже, и застыла там на одной ноге.

«К Борьке уроки пошли учить. Нарочно. Назло, — с не­навистью подумал Сашка. — Ладно. Погоди. Навру тебе еще что-нибудь. Попрыгаешь еще у меня...»

Ему хотелось опять почувствовать себя счастливым и мо­гущественным, как еще совсем недавно, но он ощущал толь­ко пустоту и усталость.

«Поем, отдохну и тогда еще навру…» - подумал Сашка и пошел домой.

«Зря я это про папину работу придумал...» — подумал Сашка, поднимаясь в лифте. Лифт спокойно и равнодушно вез его наверх.

«Да ничего не будет, — успокаивал себя Сашка. — Ну, куда денется целый катер? Что его украдут, в карман сунут? И утонуть не утонет. Надо лучше подумать, о чем врать. Это только дураки думают, что врать просто...»

Лифт дрогнул и остановился. Сашка вышел из лифта и увидел, что дверь в его квартиру открыта.

Tags: "На старом чердаке"
Subscribe

  • ПОЛЕЗНЫЙ СОВЕТ

    Чтобы в жаркие дни предохранить молоко от скисания, надо стеклянный кувшин с молоком поместить в широкую чашку с водой, а затем этот кувшин накрыть…

  • Я в контакте...

    Кто есть в контакте?! У меня там группы Игры и занятия для детей Детские журналыПрисоединяйтесь! Там выкладываю не то, что здесь :)) (ну если…

  • Прошу совета

    Я даже не знаю, как правильно сформулировать фразу, чтобы забить ее в поиск. Ситуация такая - если я открываю окно не во весь экран, то, убрав с него…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments